Обновлен состав Совета ФПА

Дата: 15 апреля 2021 г.

Х Всероссийский съезд адвокатов утвердил решение Совета ФПА РФ об обновлении (ротации) его состава и избрал членов Комиссии ФПА по этике и стандартам из числа адвокатов.

Из состава Совета ФПА выбыли президент Сахалинской адвокатской палаты Максим Белянин, президент АП Республики Северная Осетия – Алания Марк Гаглоев, адвокат АП Санкт-Петербурга Христофор Иванян, президент АП Кировской области Марина Копырина, президент АП Карачаево-Черкесской Республики Руслан Кубанов, президент АП Хабаровского края Виктор Кушнарёв, президент АП Саратовской области Роман Малаев, президент АП Смоленской области Михаил Трегубов, вице-президент АП Краснодарского края Владимир Чехов, адвокат АП г. Москвы Андрей Яковлев, вице-президент ФПА, представитель Совета ФПА в Приволжском федеральном округе, президент Палаты адвокатов Нижегородской области Николай Рогачёв.

На вакантные должности членов Совета ФПА избраны президент АП Республики Дагестан Акиф Бейбутов, президент АП Ростовской области Григорий Джелаухов, президент Палаты адвокатов Самарской области Татьяна Бутовченко, заместитель председателя Комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант, президент АП Новосибирской области Андрей Жуков, президент АП Пермского края Павел Яковлев, адвокат АП г. Москвы Татьяна Проценко, президент АП Рязанской области Сергей Кочетков, президент АП Свердловской области Игорь Михайлович, президент АП Республики Ингушетия Зарета Хаутиева, президент АП Иркутской области Олег Смирнов.

Представителями адвокатуры в новом составе Комиссии ФПА по этике и стандартам избраны президент ФПА Юрий Пилипенко (председатель КЭС), вице-президент АП г. Москвы Николай Кипнис, председатель Квалификационной комиссии АП Московской области Александр Никифоров, адвокат АП Московской области Александр Орлов, советник ФПА Василий Раудин, президент АП Калининградской области Евгений Галактионов, вице-президент АП Санкт-Петербурга Максим Семеняко, адвокат АП г. Москвы Вячеслав Голенев, президент АП Республики Крым Елена Канчи, адвокат АП г. Москвы Василий Рудомино.

Съезд также утвердил смету расходов на содержание Федеральной палаты адвокатов на 2021–2022 гг. и размер отчислений адвокатских палат субъектов РФ на общие нужды ФПА, оставив его без изменений по сравнению с периодом 2019–2020 гг.

Фото: Владимир Трефилов.



ФПА выступает против поправок, ограничивающих возможности адвокатов

Дата: 11 мая 2021 г.

Федеральная палата адвокатов РФ выступила с возражениями против положений депутатского законопроекта, которыми предлагается запретить адвокатам проносить технические средства связи в места лишения свободы. Инициаторами этих поправок в Уголовно-исполнительный кодекс РФ выступила пятерка руководителей думского Комитета по безопасности и противодействию коррупции.

В письме за подписью вице-президента ФПА РФ Геннадия Шарова, направленном председателю Госдумы Вячеславу Володину, сообщается, что поддержки заслуживает лишь предусмотренное законопроектом совершенствование порядка предоставления осужденным свиданий с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, в том числе с представителями ЕСПЧ, лицами, оказывающими осужденным юридическую помощь в связи с намерением обратиться в Страсбургский суд.

В то же время ФПА возражает против внесения изменений в ч. 4 ст. 89 и ч. 6 ст. 158 УИК РФ в той части, где «адвокатам или иным указанным лицам, имеющим право на оказание юридической помощи, запрещается проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись». В пояснительной записке к проекту данный запрет обоснован тем, что в соответствии со ст. 82 УИК РФ в исправительных учреждениях действует режим – установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий в том числе охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними.

Аргументируя свою правовую позицию, ФПА ссылается на решение Верховного Суда РФ от 10 ноября 2017 г. № АКПИ17-867 «О признании недействующим пункта 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утв. Приказом Минюста России от 16.12.2016 № 295, и частично недействующим пункта 17 приложения № 1 к указанным Правилам». В этом судебном акте ВС РФ признал, что для получения юридической помощи осужденными УИК РФ предусматривает предоставление свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов (ч. 4 ст. 89) и не запрещает проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи.

Как напоминает ФПА, аналогичные решения выносились ВС РФ и раньше: 15 апреля 2009 г. № ГКПИ09-13 «О признании частично недействующими пунктов 76 и 80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста РФ от 03.11.2005 № 205» и 7 февраля 2012 г. № ГКПИ11-2095 «О признании частично недействующими пунктов 76 и 80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утв. Приказом Минюста РФ от 03.11.2005 № 205, а также пункта 18 приложения № 1 к ним».

«По смыслу конституционных норм и корреспондирующих им положений Международного пакта о гражданских и политических правах (подпункт “b” пункта 3 статьи 14), Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подпункты “b”, “c” пункта 3 статьи 6), а также конкретизирующих их норм Уголовно-процессуального кодекса РФ (часть 1 статьи 16, пункт 11 части 1 статьи 53, пункт 1 части 3 статьи 86) существенным и неотъемлемым элементом права на помощь адвоката (защитника) является не только предоставление содержащемуся под стражей обвиняемому (подозреваемому) возможности непосредственного общения со своим защитником, но и возможность последнего оказать квалифицированную юридическую помощь обвиняемому (подозреваемому) всеми средствами и способами, не запрещенными законом», – отмечается в письме ФПА. При этом Законом об адвокатуре (подп. 1, 3 п. 3 ст. 6), УПК РФ (ст. 84, подп. 1 ч. 3 ст. 86) закреплено право адвоката (защитника) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, фиксировать (в том числе с помощью техсредств) информацию, содержащуюся в материалах дела, получать и представлять предметы, документы и иные сведения, к которым могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации.

«Использование адвокатами технических средств, позволяющих осуществлять аудио- и видеозапись, создаст возможности для оказания квалифицированной юридической помощи, – подчеркивается в обращении ФПА. – В частности, это поможет вскрыть и зафиксировать совершаемые в исправительных колониях нарушения закона и прав осужденных», которые, кстати, часто обращаются к адвокатам и иным лицам при намерении обжаловать незаконные действия администрации учреждения. Так, используя технические средства, можно сфотографировать имеющиеся у осужденного телесные повреждения и доказательно поставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности виновных лиц.

Предложение авторов законопроекта разрешить проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру лишь для снятия копий с материалов личного дела осужденного с правом пользоваться такой техникой только в отсутствие осужденного в отдельном помещении, определенном администрацией исправительного учреждения, в ФПА считают «неосновательным» и существенно ограничивающим возможности адвокатов.

Поскольку согласно Закону об адвокатуре ФПА РФ участвует в проведении экспертизы проектов федеральных законов, спикера Госдумы просят учесть данную правовую позицию при рассмотрении законопроекта.