ФПА выступает против поправок, ограничивающих возможности адвокатов

Дата: 11 мая 2021 г.

Федеральная палата адвокатов РФ выступила с возражениями против положений депутатского законопроекта, которыми предлагается запретить адвокатам проносить технические средства связи в места лишения свободы. Инициаторами этих поправок в Уголовно-исполнительный кодекс РФ выступила пятерка руководителей думского Комитета по безопасности и противодействию коррупции.

В письме за подписью вице-президента ФПА РФ Геннадия Шарова, направленном председателю Госдумы Вячеславу Володину, сообщается, что поддержки заслуживает лишь предусмотренное законопроектом совершенствование порядка предоставления осужденным свиданий с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, в том числе с представителями ЕСПЧ, лицами, оказывающими осужденным юридическую помощь в связи с намерением обратиться в Страсбургский суд.

В то же время ФПА возражает против внесения изменений в ч. 4 ст. 89 и ч. 6 ст. 158 УИК РФ в той части, где «адвокатам или иным указанным лицам, имеющим право на оказание юридической помощи, запрещается проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи, а также технические средства (устройства), позволяющие осуществлять киносъемку, аудио- и видеозапись». В пояснительной записке к проекту данный запрет обоснован тем, что в соответствии со ст. 82 УИК РФ в исправительных учреждениях действует режим – установленный законом и соответствующими закону нормативными правовыми актами порядок исполнения и отбывания лишения свободы, обеспечивающий в том числе охрану и изоляцию осужденных, постоянный надзор за ними.

Аргументируя свою правовую позицию, ФПА ссылается на решение Верховного Суда РФ от 10 ноября 2017 г. № АКПИ17-867 «О признании недействующим пункта 77 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утв. Приказом Минюста России от 16.12.2016 № 295, и частично недействующим пункта 17 приложения № 1 к указанным Правилам». В этом судебном акте ВС РФ признал, что для получения юридической помощи осужденными УИК РФ предусматривает предоставление свидания с адвокатами или иными лицами, имеющими право на оказание юридической помощи, без ограничения их числа продолжительностью до четырех часов (ч. 4 ст. 89) и не запрещает проносить на территорию исправительного учреждения технические средства связи.

Как напоминает ФПА, аналогичные решения выносились ВС РФ и раньше: 15 апреля 2009 г. № ГКПИ09-13 «О признании частично недействующими пунктов 76 и 80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утвержденных Приказом Минюста РФ от 03.11.2005 № 205» и 7 февраля 2012 г. № ГКПИ11-2095 «О признании частично недействующими пунктов 76 и 80 Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений, утв. Приказом Минюста РФ от 03.11.2005 № 205, а также пункта 18 приложения № 1 к ним».

«По смыслу конституционных норм и корреспондирующих им положений Международного пакта о гражданских и политических правах (подпункт “b” пункта 3 статьи 14), Конвенции о защите прав человека и основных свобод (подпункты “b”, “c” пункта 3 статьи 6), а также конкретизирующих их норм Уголовно-процессуального кодекса РФ (часть 1 статьи 16, пункт 11 части 1 статьи 53, пункт 1 части 3 статьи 86) существенным и неотъемлемым элементом права на помощь адвоката (защитника) является не только предоставление содержащемуся под стражей обвиняемому (подозреваемому) возможности непосредственного общения со своим защитником, но и возможность последнего оказать квалифицированную юридическую помощь обвиняемому (подозреваемому) всеми средствами и способами, не запрещенными законом», – отмечается в письме ФПА. При этом Законом об адвокатуре (подп. 1, 3 п. 3 ст. 6), УПК РФ (ст. 84, подп. 1 ч. 3 ст. 86) закреплено право адвоката (защитника) собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, фиксировать (в том числе с помощью техсредств) информацию, содержащуюся в материалах дела, получать и представлять предметы, документы и иные сведения, к которым могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации.

«Использование адвокатами технических средств, позволяющих осуществлять аудио- и видеозапись, создаст возможности для оказания квалифицированной юридической помощи, – подчеркивается в обращении ФПА. – В частности, это поможет вскрыть и зафиксировать совершаемые в исправительных колониях нарушения закона и прав осужденных», которые, кстати, часто обращаются к адвокатам и иным лицам при намерении обжаловать незаконные действия администрации учреждения. Так, используя технические средства, можно сфотографировать имеющиеся у осужденного телесные повреждения и доказательно поставить вопрос о привлечении к уголовной ответственности виновных лиц.

Предложение авторов законопроекта разрешить проносить копировально-множительную технику и фотоаппаратуру лишь для снятия копий с материалов личного дела осужденного с правом пользоваться такой техникой только в отсутствие осужденного в отдельном помещении, определенном администрацией исправительного учреждения, в ФПА считают «неосновательным» и существенно ограничивающим возможности адвокатов.

Поскольку согласно Закону об адвокатуре ФПА РФ участвует в проведении экспертизы проектов федеральных законов, спикера Госдумы просят учесть данную правовую позицию при рассмотрении законопроекта.



КЭС утвердила новые разъяснения по дисциплинарным производствам

Дата: 24 июня 2021 г.

Ряд новых разъяснений утвердила на своем заседании 23 июня Комиссия ФПА РФ по этике и стандартам. Среди них – Разъяснение о некоторых особенностях осуществления прав и исполнения обязанностей члена квалификационной комиссии адвокатской палаты. Документ содержит вывод о том, что осуществление прав и исполнение обязанностей члена квалификационной комиссии несовместимы с осуществлением прав и исполнением обязанностей участника дисциплинарного производства. Отмечается, что проверка полномочий представителя участника дисциплинарного производства является обязательной в ходе дисциплинарного разбирательства в квалификационной комиссии и в совете региональной адвокатской палаты.

Утверждено Разъяснение о допустимости указанных в ст. 20 КПЭА жалоб, представлений, обращений, поданных в форме электронного документа либо электронного образа документа, для возбуждения дисциплинарного производства. По мнению КЭС, подача указанных документов в форме электронного документа или электронного образа документа сама по себе не свидетельствует о несоблюдении требования п. 2 ст. 20 КПЭА о письменной форме их подачи. Вместе с тем соблюдение письменной формы подачи документов не является единственным обязательным требованием к ним. В Разъяснении подчеркивается важность надлежащей идентификации заявителя, от имени которого в адвокатскую палату поступает жалоба, представление или обращение, палатам рекомендуется принимать разумные меры для верификации этих документов, поступающих в форме электронного документа (электронного образа документа).

Также КЭС утвердила Разъяснение о предоставлении сведений в отношении банковского счета адвоката, согласно которому проведение каких-либо оперативно-розыскных мероприятий и следственных действий в отношении адвоката, в том числе запрос в адвокатском образовании, членом которого является адвокат, сведений о банковском счете (банке) адвоката, допустимо только на основании судебного решения.

Комиссия рассмотрела запрос относительно применения Положения о порядке сдачи квалификационного экзамена и оценки знаний претендентов в части исчисления юридического стажа, необходимого для приобретения статуса адвоката. Принято решение подготовить проект разъяснения с учетом мнений, высказанных членами КЭС.

Кроме того, КЭС рассмотрела жалобу на решение совета региональной палаты о прекращении статуса адвоката с правом сдачи экзамена не ранее чем через год. Статус прекращен за участие в защите по назначению с нарушением установленного порядка. Комиссия не нашла оснований для отмены этого решения.